Художники Иваново. Васильев Константин Борисович

Автор:pragmatik

Художники Иваново. Васильев Константин Борисович

Автобиография:

«Я родился 28 мая 1947 года в рубленом бабушкином доме, в Заволжской деревушке Артюково. Пупок мне перевязала соседка-повитуха, а у бабушки я благополучно жил, изредка навещаемый родителями, до 4-х лет и называл ее «мамой Дуней» в отличие от мамы Маши. Родня и знакомые деланно завидовали факту наличия двух мам, а еще шутливо упрекали меня в забывчивости – глазок-то не мыл утром; вон, какие черные. Бабушка усердно поила меня парным молоком и кормила топленой сметаной, зарабатывала ничего не стоящие трудодни с утра до вечера, а нянчила – глухонемая Катя Васильева (в деревне три дома были населены жильцами с такой фамилией). Странно конечно, но в младенчестве я был белокур и, благодаря слюням и пальцам немой няни, к вечеру доставлялся заботливой «маме Дуне» из окрестных полей кудрявым, здоровым и готовым к очередной сметане в глиняном горшочке с ручкой, который жив до сих пор.

В 1951 году, не осознавая значимости события, через ультрамариновую Волгу в золотой оправе осенних берез по берегам, лежа почти под самым бирюзовым небом, на возу сена, глядя на привязанную к телеге родную красную с белой мордой корову «Дочку», я привезен был в Наволоки. Бабушка нужна была еще и братику моему, который попискивал в зыбке около печки. С этого времени и появилось ощущение цветности мира: «волшебный» карандаш, который пишет не серым, а фиолетовым на полях старой газеты, если его послюнить; невероятно длинный и разноцветный, летний день на Волге; белый, радостный пароход на синей воде и желтый песок «белой горы»; драгоценный блеск отцовских орденов и медалей; красные с черной каймой флаги, крашеный фанерный кремль и зеленые еловые ветки в 53-м; фантастическая по богатству Новогодняя елка в клубе комбината «Приволжская коммуна»; «как живые» персонажи русских сказок на раздвижных дверях класса в «старой», еще фабрикантом построенной школе… Да и школы в Наволоках – цветные: «белая», «зеленая», «красная».

И все-таки первые «уроки» литературы и рисования – опять бабушка: «Плакала Саша, как лес вырубали…», «Не ветер бушует над бором…». Не отрывая карандаша от листа, каллиграфическим росчерком рисует гуся, рыбу, вырезает ножницами и ставит на стол бумажную лошадку.

Новые цветные карандаши точит отец, они пахнут деревом и краской, и морозом – вкусно. Первый рисунок в альбоме всегда удачный… В наборе дешевых акварельных красок, похожих на цветные кирпичики, на удивление есть белая краска. Зачем?… Оказывается, если капнуть белым в черный дым из трубы нарисованного парохода, он оживет и заклубится «по-настоящему». Что уже говорить про выстрел из орудия изображенного линкора…

В руках отца цветные карандаши, смоченные все той же слюной, выручают провинившегося в школе первоклассника. Тазик на плакате по гигиене школьника, залитый чернилами, после обработки пятна лезвием опасной бритвы и стеклом возвращается в первоначальное состояние синевы и блика, сияющего на эмалированном боку – чудо!

Дальше – больше. Первый учитель рисования – Голубев Иван Васильевич. Бывший «пролеткультовец», знал В.Маяковского. Безобидный и безответный чудак для всех, с вечно заложенным за спину протезом правой руки в черной перчатке, в полусогнутую ладонь которого подкладывают окурки… Удивительно похоже на героя романа В.Тендрякова «Свидание с Нефертити», школьного учителя рисования Савву Ильича. Такую же благодарную роль сыграл он в моей судьбе. А в старших классах, в кружке рисования все в том же клубе, ошеломил амбициозный и ловкий выпускник Ивановского художественного училища Анатолий Беляев – хлестким этюдом буйствующей в городишке весны и неправдоподобной по красоте копией с «Майи» Цорна. С его (А,Беляева) посыла в Училище обо мне узнали за год до окончания школы. Плюс к местной рекомендации талантливого выпускника, на мое счастье в приемной комиссии оказались Владимир Леонидович Братухин и жена его – Гезина Николаевна, земляки: он – из Каменки, а она – из Наволок. И вот – Ура! – я в училище! Это – 1965 год. Год учебы у С.Н.Троицкого, Н.Я.Елисейкина, Н.А.Братолюбова; безоблачное счастье,когда требуют делать то, что воспринимается самым дорогим удовольствием.

Перерыв на службу в армии тоже не был ненастным. Многому научился такому, что потом помогало не быть голодным, да и форму профессиональную не потерял. После демобилизации вернулся в alma mater – уже в новое здание училища, на отделение промышленной графики. Рисунок вел Ю.А.Воробьев, все остальное – В.Л.Братухин и В.М.Кравцов. Оказывается, художник – это не всегда только тот, кто более или менее точно копирует натуру… Защита – в 1971, на диплом «с отличием». А что я знаю, умею, чего стою?! Школа жизни предлагает снова – в первый класс… Первый урок – география: Углич (часовой завод), Кисловодск (сувенирная фабрика), опять – встреча с Братухиным. Девять лет в прикладной графике, и «возвращение блудного сына» в ИХУ. К прежним «достижениям» добавился Московский полиграфический институт. Те, у кого учился, теперь – коллеги по работе!

Прошло двадцать пять лет. «Иных уж нет, а те – далече…» Светлая и благодарная память всем тем, кого посчастливилось повстречать и уже не доведется увидеть в этом мире: Орлову В.А., Кравцовым Г. и В., Братолюбову Н.А., Елисейкину Н.Я., Калашникову И.Д., Зимину Е.П., Горелову А.А., Лукину Б.Н., Спирину И.А., Воробьеву Ю.А…. Мир по-прежнему, как в невозможном детстве, цветной и черно-белый, то – контрастный, то – нюансный. …И уже мои ученики – в роли коллег по работе. Биография продолжается… Волга в Плесе течет направо, вниз, к Наволокам. Она такая же синяя, как в далеком далеке…

Об авторе

pragmatik administrator

Оставить ответ

Яндекс.Метрика